27 февраля 2012 г.

О чем говорят мужчины

- Короче, Андрюха... Я сегодня так лоханулся...

- Ну давай, рассказывай!

- В общем, выхожу я утром на остановку. Ну, до метро доехать. На автобусе. Стоит на остановке девка. Красивая... Ну, не фотомодель, но в моем прямо вкусе. А я, значит, курил. Прошел мимо нее, встал скраешку. Чтобы на людей не дымить. Подъезжает автобус. Я по старой бишкекской привычке начинаю услужливо пропускать женский пол и стариков. Девчонка вошла в автобус. Стоит, жмется к кабине водителя. Пытается купить разовый билет. А у водителя нет сдачи с тысячи. Я уже прошел, значит... Стою. Водитель двери закрыл, тронулся, а девчонка так и стоит за турникетом. И внутрь войти не может, и ехать надо. Я протягиваю ей свой проездной. Она молча берет, пропускает его через эту хрень и входит.

- А у Вас с тысячи найдется сдача?

- Нет - говорю, - девушка, у меня никакой сдачи. И улыбаюсь.

Она благодарит и проходит вглубь салона. Всю дорогу улыбается и поглядывает. И такая, черт побери, хорошенькая!

- А ты?

- Ну а что я? Стою себе дальше. Ты слушай, это еще не все!

Короче, подъезжаем к метро. Мы с ней прям вместе сходим - и вперед. А она идет рядом, явно не торопится. Ну явно не против знакомства!

- Иииии?

- И ничего. Я спустился в метро, а она свернула в магазин. И пиздец.

- Ну ты и мудак... - сказал Андрюха.

24 февраля 2012 г.

Осторожно, двери закрываются...

- Да чтоб ты сдохла сегодня, мразь... - у молодой симпатичной девушки в горле стоит огромный ком. Я смотрю на ее лицо, перекошенное от обиды и в глаза, готовые заплакать. И - ни слезинки наружу. Москва слезам не верит. Девушку только что побили. Били за всю хуйню, за проблемы на работе, за мужика-козла, за жизнь неудачную, за немытую посуду, за дешевую помаду и за гребаный будильник, который, сука, снова зазвенел в 6 утра.

* * * * *

На плече у него спал пьяный друг, а он улыбался девчонке напротив, постоянно опуская глаза. Девчонка была безумно красивая - ну просто кудряшка Сью. Он сидел, закинув одну ногу на другую и болтал развязанным шнурком. Мечтательно глядя в потолок, открыл сумку, достал блокнот, написал в нем "какое-то числительное", вырвал лист и снова коротко и томно взглянул на девушку. Акт передачи листка не состоялся. Парень был в жопу пьян, а у кудряшки Сью на старте сработал турбонаддув. Пара, кстати, могла бы получиться красивая.

* * * * *

... Из состояния полудремы медленно проваливаюсь в сон. Через минуту в меня втыкается чей-то палец. Какого хера!? Открываю глаза, стоит поддатый парень, улыбается.

- Чего хотел?
- Вам до какой станции?
- До Сходненской, - говорю.
- Ааа....

Ни черта не понял, поднимаюсь, спрашиваю.

- Ты плохо себя чувствуешь? Может сесть хочешь?
- Да нет, Вы просто совсем отключились. Я подумал, что свою станцию проедете.

Немного стало стыдно, потому что я сразу бесцеремонно обратился к нему на "ты". Выходя на своей не проспанной, еще раз поблагодарил за заботу.

* * * * *

Переходим с Кузнецкого моста на Лубянку и втягиваемся в море красно-синих "роз".

- Ебать "Спартак", ебать! - несется из зала и улетает в тоннель клич сотни голосов. Мы с удовольствием включаемся в этот хор имени Неприличности.

В поездках на матч давка - самая веселая. Галдеж стоит такой, что не слышно шума поезда. Жаль только обычных пассажиров - сойти на своей станции им вряд ли удастся. "До станции Спортивная поезд идет без остановки!" - вещает на весь вагон фанатское "радио". Но поезд продолжает и продолжает засасывать внутрь людей в красно-синих шарфах.

- Не-навижу "Спартак"! Хэй-хэй! - несется по вагону новый "заряд".

Сегодня мы играем с "Реалом". Но ненавидим все равно "Спартак". И тоже - "за всю хуйню!"

* * * * *

Так они и спали - рука в руке. Она положила голову на его плечо, а он - склонил свою к ней. Периодически они открывали глаза и улыбались друг-другу. Она шептала что-то ему на ухо и они снова закрывали глаза.



Именно в тот момент я понял, что Москва - это город одиноких, созданный для любви. Как ни парадоксально это звучит.

* * * * *

Жертва корпоратива мирно спала прямо на мраморном полу, подпирая собой колонну. Вполне себе брендовая куртка, гламурная розовая рубашка, чист-выглажен, вокруг даже не наблевано. Над безжизненным телом стоит полицейский и тщетно пытается воззвать тело к пробуждению. Появляется медицинский работник. В общем, я впервые увидел человека, которого не брал даже нашатырь.

Ненавижу этот речевой оборот, но так и тянет многозначительно произнести "новый год такой новый год".

* * * * *

В метро я пою. В наушниках. На станциях - просто открываю рот. Трогаемся - пою в голос. Всю дорогу. Помогает.