31 марта 2012 г.

Закурить не найдется?

Мне вчера нужно было ехать к клиентам на замер и удалось выйти из дома несколько позже обычного. В общем, искупался в душе, покурил на балконе, выпил кофе с любимыми маковыми булками... И вышел. От автобусной остановки до спуска в метро - сто метров. Поэтому все курящие обычно стоят перед подземкой и докуривают. Стою, курю. Издали замечаю, что один не очень трезвый человек взял курс прямо на меня.

Приготовился к стандартной ситуации "дружище, помоги, умираю!" и на скорую морду состряпал выражение полной безразличности.

Подходит, просит сигарету. Протягиваю пачку. Он аккуратно, долго и нудно вынимает сигарету, стараясь не задеть пальцами другие, которые курить мне.

- А можно вопрос?
- Нет.

Я выпаливаю это "нет" мгновенно, чтобы не отвечать на сам вопрос. Ну, нафига его задавать, если я все равно отвечу отрицательно? Но чувак все же выдает.

- А где я нахожусь?
- На Сходненской.
- Ни фига себе. Тогда второй вопрос. Где были вчера мои мозги?
- Ха, ну город-то хоть Ваш?
- А какой это город?
- Москва.
- Ну, это уже хорошо...

В общем, докуриваю свою ненаглядную, улыбаюсь "несчастному" и спускаюсь в метро. Этот сильно страдающий похмельем человек поднял мне настроение. Даже не знаю, чем. Но - на весь день.

А еще я забыл, зачем это рассказываю.

27 марта 2012 г.

* * * * *

Вот ни черта не удается побложить. Ношу полную авоську впечатлений. Съездил в Украину. Посмотрел новый фильм. Надумал кучу умных мыслей. Прошел боевое крещение интригами на работе. Надумал еще новых мыслей. Прочел "Асфальт" Гришковца.

Хотел поделиться впечатлениями.

Только вот незадача - когда мысли в голове рождаются умные, а фразы строятся стройные - компьютер далеко. А когда он рядом - бложится мне вот так. Никак, то есть.

Поэтому Гришковца я просто рекомендую.

А еще хочется долго-долго не разговаривать. И долго-долго заниматься сексом. Желательно - молча. А потом, стоя у окна, долго пялиться на ночную Москву, накрытую хрустальной прозрачности небом. Оно иногда балует такой вот прозрачностью. И Москва под ним становится безумно красивой. И нагло врет тебе о том, какая она чудесная.